condom-stealthing-study

Недавно опубликованное американское исследование рассказывает об участившихся случаях малоизвестной формы сексуального насилия, которая набирает популярность среди мужчин благодаря социальным сетям. «Стелсинг» («stealthing») – новый разговорный термин, обозначающий ситуацию, когда мужчина тайком снимает презерватив во время секса, хотя первоначально согласился использовать его. Данная практика все больше обсуждается мужчинами в социальных сетях, где мужчины рассказывают о собственном опыте «стелсинга» и делятся советами о том, как это сделать.

Специалистки благотворительных организаций, оказывающих помощь жертвам насилия, считают, что данную практику следует рассматривать как изнасилование. Кроме того, они отмечают, что это огромная и распространенная проблема, которая просто не обсуждается, и о которой редко сообщают.

Согласно исследованию, проведенному Александрой Бродски, результаты которого были опубликованы в журнале «Columbia Journal of Gender and Law», стелсинг – это растущая проблема.

«Интервью с женщинами, которые сталкивались со снятием презерватива, указывают на то, что снятие презерватива без согласия – это распространенная практика среди молодых, сексуально активных людей», — объясняет Бродски. По ее словам, множество пострадавших обратились к ней, чтобы рассказать о своем опыте.

«Испытываешь чувство собственной правоты и ужас одновременно, когда пишешь о малоизвестной форме гендерного насилия, а в ответ раздается хор “да, и со мной такое было”», — пишет Бродски в своем аккаунте в Твиттере.

В исследовании стелсингом называют «снятие презерватива во время полового акта без согласия». Проще говоря, это значит, что мужчина снимает презерватив посередине полового акта, либо намеренно повреждает его, но не говорит об этом партнерке.

Одна из причин такого поведения мужчин в том, что секс без презерватива может нравиться им больше, но еще один важный мотив – ощущение власти и доминирования над женщиной. По словам исследовательницы, пострадавшим женщинам фактически говорят: «У тебя нет права принимать собственные решения в отношении секса. Ты не стоишь того, чтобы я учитывал твои пожелания».

В рамках исследования Бродски говорила с пострадавшими женщинами, а также изучала онлайн-сообщества мужчин, которые обмениваются друг с другом советами о стелсинге. Эти мужчины говорят о том, что у них есть «право» на «распространение семени» с каждой женщиной, с которой они занимаются сексом.

По словам Бродски: «Бросается в глаза, что сторонники «стелсинга» оправдывают свои действия с помощью идеологии мужского превосходства, в которой насилие – это естественное право мужчины».

Один из таких мужчин, например, опубликовал «подробное руководство» о том, как тайком снять презерватив. Он пишет, что первый опыт стелсинга принес ему «интенсивное, не поддающееся описанию возбуждение». Со временем он разработал собственные техники, чтобы каждый раз «глубоко выстреливать в ничего не подозревающую ***** девчонки». После акта он рекомендует изображать недоумение и говорить: «Разве ты не знала, что я его снял? Как ты могла этого не почувствовать? Я был уверен, что ты знала!»

Исследование предупреждает, что данная практика «подвергает жертв физическим рискам беременности и заболеваний», а также психологически может переживаться «как грубое надругательство над своим достоинством».

«Потенциально это можно рассматривать как изнасилование», — говорит Сандра Пол, адвокатесса, которая специализируется на сексуальных преступлениях.

Она добавляет: «Скорее всего, существовало предварительное соглашение об использовании презерватива или прерывании полового акта. Если другой человек не следует предварительным договоренностям, то по закону вы не давали согласия».

Если говорить простым языком, если вы согласились на секс с презервативом, но его сняли без вашего ведома, то с этого момента это секс без вашего согласия. Следовательно, это изнасилование.

Как эта практика влияет на пострадавших? Исследовательница поговорила с большим количеством женщин, подвергнувшихся «стелсингу». Одна из них, студентка по имени Айрин сказала ей: «Вред в основном связан с доверием. Он считал, что для него риски нулевые, а риски для меня его вообще не интересовали, и это больно».

В отчете говорится, что «помимо страха конкретных негативных последствий, таких как беременность и ИППП, все пережившие снятие презерватива испытывали чувство бессилия и унижения, считали, что сексуальное соглашение было грубо нарушено».

Бродски рассказывает историю женщины по имени Ребекка, которая сама подверглась стелсингу в прошлом, а теперь слышит такие же истории во время работы на телефоне доверия для пострадавших от сексуального насилия. Женщины, которых консультирует Ребекка, часто начинают разговор с одной и той же фразы: «Я не уверена, что это изнасилование, но…».

Бродски решила провести исследование в 2013 году, когда она училась на юридическом факультете и поняла, что многие ее подруги «страдают от плохого обращения со стороны половых партнеров, но оно не подходит под обычные определения гендерного насилия, хотя связаны с той же мизогинией и отсутствием уважения».

Женщины обычно не знают, что у такой практики уже есть свое название. Они чувствуют, что подверглись насилию, но у них нет «словаря», чтобы описать и назвать свой опыт, считает Бродски: «Каждая чувствует, что это серьезное надругательство. Каждая чувствует, что это предательство».

Сандра Пол отмечает, что изнасилование – это «пенетрация другого человека без получения согласия». «К этому относятся и те случаи, когда человек, осуществляющий пенетрацию, не имеет причин считать, что у него есть согласие».

Но стоит ли вообще привлекать внимание к такой практике? Сандра Пол постоянно работает со случаями сексуального насилия, и она считает, что «обсуждение – это правильно».

«Начало разговора на эту тему – это то, что нужно сделать», – поясняет она.

Однако не все согласны с использованием термина «стелсинг».

«Меня всегда удивляла тенденция придумывать новые выражения для очередных форм сексуального насилия, к которому все и сводится», – говорит Кэти Рассел из благотворительной организации Rape Crisis.

«Если кто-то дает согласие на конкретный половой акт, при условии, что вы будете использовать контрацепцию, а вы меняете условия соглашения посередине полового акта, то это сексуальное преступление, – говорит она. – Придумывание новых терминов вроде «стелсинг» делает ситуацию более тривиальной. Это приемлемый термин для совершенно неприемлемого поведения, которое на самом деле является актом насилия».

Что делать, если подобное случилось с вами? «Может быть полезно поговорить с кем-нибудь, кому вы доверяете, например, близкой подругой, родственницей или специалисткой независимой службы помощи, например, кризисного центра, – считает Кэти Рассел. – Они могут просто выслушать вас, оказать поддержку и обсудить возможные варианты, которые помогут вам справиться с этим травматичным опытом».

Однако привлечь к уголовной ответственности за стелсинг маловероятно. Никто из участниц исследования Бродски не обращался в правоохранительные органы. Впрочем, ранее в этом году в Швейцарии мужчина, снявший презерватив без согласия, был осужден за изнасилование – важный судебный прецедент.

Бродски считает, что необходимо разработать отдельный закон в отношении именно снятия презерватива. Кроме того, она считает важным серьезно относиться к действиям мужчин, совершающих стелсинг: «Пострадавшие испытывают настоящие последствия – эмоциональные, финансовые и физические, и в этом случае закон может предоставить компенсацию или просто возможность быть услышанной и подтвердить свой опыт».

Источники: BBC, Independent

Поддержите наш проект: