9 из 10 детей в возрасте от 8 до 16 лет видели порнографию в Интернете, в большинстве случаев непреднамеренно. (1)

Средний возраст первого контакта с порнографией в Интернете – 11 лет. Самые активные пользователи порнографии в Интернете – дети в возрасте 12-17 лет. 80% подростков в возрасте 15-17 лет неоднократно смотрели «жесткую» порнографию (2)

Более 70% мужчин в возрасте от 18 до 34 лет хотя бы раз посещают порнографический сайт в течение месяца. (3)

Психолог Дженнингс Брайант провел опрос методом телефонного интервью среди 600 мужчин и женщин, среди которых было одинаковое количество представителей следующих возрастных групп: ученики средних классов школы, ученики старших классов школы и взрослые люди в возрасте от 19 до 39 лет. Респондентов спрашивали, случалось ли так, что «просмотр материалов только для взрослых вызывал у них желание попробовать увиденное в реальной жизни». Брайант сообщает, что желание имитировать увиденное в порнографии «возрастает обратно пропорционально возрасту респондентов». Среди учеников средних классов школы 72% мальчика сообщили, что «они хотели попробовать сексуальные эксперименты или сексуальное поведение, которое они наблюдали во время первого просмотра материалов только для взрослых». (4) Результаты этого исследования не могут не беспокоить, учитывая, что первый просмотр порнографии, как правило, приходится на очень ранний возраст.

Регулярные зрители порнографии чаще думают о женщинах в соответствии со стереотипами (5), в том числе чаще считают, что женщины «испытывают истерическую эйфорию в ответ на практически любую сексуальную или псевдосексуальную стимуляцию, независимо от социальных обстоятельств, и готовы выполнить практически любую сексуальную просьбу». (6)

В 2002 году профессор Техасского университета провел исследование среди пользователей онлайн-порнографии (гетеросексуальных мужчин, которые пользовались порнографией с помощью Интернет-форумов). В среднем респонденты просматривали 5 часов 22 минуты порнографии в неделю. Респондентов можно было разделить на три группы: высокая частота потребления (более 6 часов порнографии в неделю), средняя частота потребления (от 2 до 6 часов порнографии в неделю) и низкая частота потребления (2 часа или менее в неделю). Исследование показало, что чем больше порнографии используют мужчины, тем вероятнее, что они будут описывать женщин сексуализированным и стереотипно феминным образом. Они также в большей степени одобряли женщин в «традиционно женских» профессиях и больше ценили женщин, которые подчиняются мужчинам. (7)

Лабораторное исследование Зиллманна и Брайанта (1982-1984):

Исследование отвечало на вопрос: «Каково влияние продолжительного контакта с порнографией на убеждения в отношении сексуальности в целом и отношение к женщинам?» Эксперимент проводился следующим образом:

Часть первая: 80 мужчин и 80 женщин разделили на четыре подгруппы. Группа «массивного контакта» в течение шести недель просматривала 36 коротких порнографических фильмов (примерно 5 часов просмотра), фильмы были без сцен насилия (но унизительные и дегуманизирующие). Группа «среднего контакта» просматривала 18 коротких порнографических фильмов без сцен насилия и 18 обычных фильмов в течение шести недель. Группа «без контакта» просматривала 36 обычных фильмов.

Часть вторая: все участники читали описания случая изнасилования, после чего их просили порекомендовать тюремный срок для насильника. Их также просили оценить, в какой степени они поддерживают движение за права женщин по шкале от 0 до 100. Наконец, их просили оценить популярность различных половых актов среди населения в целом.

Результаты были следующими:

— Рекомендация тюремного срока для насильника: участники из группы «массивного контакта» в среднем рекомендовали в два раза меньший тюремный срок, чем люди из группы «без контакта» (5 лет тюрьмы и 10 лет тюрьмы соответственно).

— При оценке поддержки прав женщин: и мужчины, и женщины из группы «массивного контакта» выражали в среднем меньше поддержки, чем участники из группы «без контакта» (38% и 76%) соответственно.
— И мужчины, и женщины из группы «массивного контакта» оценивали популярность анального секса, группового секса и зоофилии в два раза выше, чем участники из группы «без контакта».

— Участники из группы «массивного контакта» в два раза выше оценивали распространенность анального секса среди взрослых, чем участники из группы «без контакта». В группе «массивного контакта» считали, что групповым сексом занимаются 30% американцев, в то время как в группе «без контакта» средняя оценка составляла 11%.

— Группа «массивного контакта» в среднем считала, что 15% американцев практикуют садомазохизм, и что 12% американцев занимаются сексом с животными – во много раз больше чем реальные сексуальные практики согласно всем имеющимся данным на тот момент времени.

Результаты исследования говорят о том, что частый контакт с порнографией приводит к тому, что изнасилование начинает восприниматься как нечто не такое уж значительное, а также уменьшается поддержка прав женщин. Кроме того, интенсивный просмотр порнографии приводит к мнению, что необычные половые акты встречаются гораздо чаще, чем в реальности. (9)

Регулярные пользователи порнографии также гораздо чаще поддерживают мифы об изнасилованиях. (10) Различные исследования показали, что мифы об изнасилованиях очень распространены в обществе. Вот лишь несколько заблуждений об изнасилованиях: «Если женщина говорит “нет”, она имеет в виду “да”», «Женщины провоцируют мужчин на изнасилования», «Женщины втайне мечтают об изнасиловании», «Изнасилования происходят редко», «Заявления об изнасиловании часто бывают ложными», «Женщины втайне получают удовольствие от изнасилования», «Пьяные женщины соглашаются на любую сексуальную активность», «Настоящие изнасилования совершаются незнакомцами», «Женщины, на которых нападают, «напрашиваются» тем, как они одеваются или как ведут себя» и так далее. (11).

В одном исследовании студенты, которые просматривали порнографию, гораздо чаще (1) считали, что жертва изнасилования не испытывает психологической травмы, (2) считали, что жертва получала удовольствие от изнасилования и (3) верили, что женщины в целом наслаждаются изнасилованиями и принуждением к сексу, чем студенты из «контрольной» группы (которые не просматривали порнографию). (12)

В другом исследовании потребители порнографии гораздо чаще считали верными следующие утверждения: «Если женщина идет в дом или квартиру мужчины после первого свидания, это значит, что она хочет заняться сексом», «Любая физически здоровая женщина может успешно оказать сопротивление насильнику, если захочет», «Многие женщины бессознательно хотят быть изнасилованными, многие бессознательно создают такие ситуации, в которых на них с большой вероятностью нападут» и «Если девушка занимается глубокими поцелуями и петтингом и позволяет ситуации зайти слишком далеко, то это ее вина, если партнер принудит ее к сексу». (13)

Регулярные потребители порнографии имеют гораздо более жестокие и агрессивные сексуальные фантазии. (14)

Исследования показали, что изображения сексуального насилия как чего-то положительного, повышают принятие насилия против женщин среди мужчин. Регулярные потребители порнографии гораздо чаще верят, что «Физическая грубость сексуально возбуждает многих женщин», «Иногда мужчина может завести холодную женщину, только если применит силу» и «Очень часто женщина притворяется, что она не хочет секса, потому что она боится показаться доступной, но на самом деле она надеется, что мужчина возьмет ее силой». (15)

Регулярные потребители порнографии реже осуждают совершивших изнасилование и с меньшей вероятностью поддерживают длительные тюремные заключения для осужденных насильников. (16) Точно так же люди, которые не смотрят порнографию, с большей вероятностью осудят мужчину, обвиненного в изнасиловании. (17)

После того как мужчины смотрели видео со сценами сексуального насилия в течение трех вечеров подряд, сцены изнасилования или нанесения порезов начинали беспокоить их значительно меньше. По сравнению с участниками из контрольной группы, которые не смотрели подобные фильмы, они также, три дня спустя, выражали меньше сочувствия жертвам домашнего насилия и считали травмы жертв менее тяжелыми. (18)

Данные социальных исследований показывают, что продолжительный контакт с порнографией приводит к:

— снижению и, в дальнейшем, потере отвращения, которое вызывает обычная порнография;

— повышенной потребности в порнографии с редкими формами сексуальности, в том числе видах порнографии, включающей то или иное насилие;

— изменению представлений о «распространенном» сексуальном поведении;

— снижению доверия между сексуальными партнерами;

— повышению терпимости к изменам (моральное осуждение сексуальных измен резко снижается);

— снижению желания стать родителем (в первую очередь, это касается рождения дочерей);

— недовольству внешностью и сексуальным поведением интимных партнерок;

— утрате сочувствия к женщинам, ставшим жертвами изнасилований, и к женщинам в целом;

— утрате беспокойства о влиянии порнографии на других;

— потребности во все более насильственных и странных формах секса;

— утрате чувствительности к насильственной, жесткой порнографии;

— повышению принятия мифов об изнасилованиях;

— снижению сочувствия к жертвам сексуального насилия;

— восприятию изнасилований как незначительных преступлений;

— восприятию сексуального насилия над детьми как незначительных преступлений;

— вере мужчин в то, что у них есть врожденная склонность к принуждению женщин к сексу;

— росту грубости в сексе;

— повышению принятия насилия против женщин. (19)

Лабораторные исследования Дольфа Зиллманна и Дженнингса Брайанта, проведенные в 1980-х годах, настолько убедительно доказали, что просмотр порнографии приводит к необратимым негативным последствиям, что комиссии по этике запретили какие-либо дальнейшие лабораторные исследования по данной теме. (20)

В исследовании среди 432 мужчин и женщин в возрасте от 14 до 18 лет, 79% респондентов (в основном они были мужчинами) считали, что «парень может удерживать девушку силой и принудить ее к половому акту» как минимум при одном из следующих девяти обстоятельств: 1) «Он потратил на нее много денег»; 2) «Он так возбужден, что не может остановиться»; 3) «Она пьяна или под кайфом»; 4) «У нее был секс с другими парнями»; 5) «Она позволяла ему трогать себя выше пояса»; 6) «Она сказала, что займется с ним сексом, а потом передумала»; 7) «Они давно встречались»; 8) «Она его спровоцировала»; и 9) «Она его сексуально возбудила». Среди оставшихся 21% опрошенных, которые ответили, что ни одна причина не оправдывает подобного поведения, две трети были женщинами. (21)
Исследования показали, что в США и Канаде от 25% до 30% студентов мужского пола признаются, что существует вероятность, что они изнасилуют женщину, если будут уверены, что им за это ничего не будет. (22) Исследователь Нил Маламут сообщил, что в нескольких исследованиях в среднем 35% студентов мужского пола допускают, что могут изнасиловать женщину. (23)

В исследовании мужских самоотчетов о вероятности совершения изнасилования, которое было проведено Калифорнийским университетом Лос-Анджелеса, слово «изнасиловать» не упоминалось. Вместо этого участникам зачитывали описание изнасилования. Всего 53% респондентов сказали, что есть вероятность, что они поведут себя как мужчина в истории, если будут уверены, что им за это ничего не будет. (24) Без гарантий, что наказания не последует, 17% мужчин считали, что они могут повести себя как насильник в описании.

В другом исследовании 356 студентов мужского пола спрашивали: «Если вы будете уверены, что никто об этом не узнает, и что вы не понесете никакого наказания, насколько вероятно, и вероятно ли вообще, что вы совершите следующие действия?» Далее перечислялись различные сексуальные действия, только два из которых интересовали исследователей: «принудить женщину делать что-то, чего она на самом деле не хочет» и «изнасилование». 60% выборки указали, что при определенных обстоятельствах, есть вероятность, что они совершат изнасилование, используют принуждение или и то, и другое. (25)

В 1992 году было проведено исследование среди 247 учеников средней школы, средний возраст которых составлял 14 лет, 87% мальчиков и 61% девочек сказали, что они смотрели порнографические видео. Средний возраст первого просмотра таких материалов был меньше 12 лет. 43% мальчиков и 16% девочек считали, что для мальчика может быть как минимум «возможно допустимо» удерживать девочку и принуждать ее к половому акту, если «она его сексуально возбудила». (26)

В исследовании 1988 года среди 114 студентов мужского пола 91,3% признались, что им «нравится доминировать над женщиной»; 86,1% сказали, что для них «завоевание женщины – это приятная часть секса»; 83,5% согласились, что «некоторые женщины выглядят так, словно напрашиваются на изнасилование»; 63,5% признались, что их «возбуждает, когда женщина сопротивляется во время секса»; и 61.7% решили, что их «возбудит применение силы, чтобы подчинить женщину». (27)

В мета-анализе (статистической интеграции данных всех существующих исследований) ученые обнаружили, что использование порнографических материалов ведет к нескольким поведенческим, психологическим и социальным проблемам. Они пришли к выводу, что:

— Одна из наиболее распространенных психологических проблем – девиантное восприятий интимных отношений, в том числе идеи о сексуальном доминировании, подчинении, стереотипах половых ролей и восприятии людей как сексуальных объектов.

— Поведенческие проблемы включают фетиши и чрезмерную или ритуалистическую мастурбацию. Сексуальная агрессивность, сексуально враждебное и насильственное поведение – это социальные, а также индивидуальные проблемы, связанные с порнографией.

— «Наши результаты вызывают сильное беспокойство», — сказал доктор Клаудио Виолато, один из соавторов исследования. Доктор Виолато, директор по исследованиям в Национальном фонде исследований семьи и образования и профессор Университета Калгари, считает: «Это очень серьезная социальная проблема, так как в наши дни порнография широко распространена и легко доступна в Интернете, на телевиденье, на видео и в печатных материалах».

— Исследования показали, что почти все мужчины и большинство женщин просматривали порнографические материалы. Растет число детей, которые видят откровенные сексуальные материалы в СМИ.

— Рост доступности и потребления порнографии может быть связан с ростом сексуальных преступлений, сексуальных дисфункций и распада семей.

— Согласно исследованию, мифы об изнасилованиях (вера, что женщины провоцируют изнасилования, получают от них удовольствие, что насильники ведут себя нормально) крайне часто встречаются среди мужчин, которые регулярно пользуются порнографией.

— «Среди исследователей велись дебаты о степени вреда от регулярного просмотра порнографии, но мы уверены в наших данных о том, что порнография вредна, — отмечал Виолато. – Наше исследование включало более 12 000 участников и очень тщательный анализ. Я не могу себе представить ни один положительный эффект порнографии».

— Контакт с порнографией повышает риск, что зрители совершат сексуальные преступления, будут испытывать трудности в интимных отношениях, будут верить в мифы об изнасилованиях. (28)

Вместо того чтобы спрашивать, приводит ли порнография к изнасилованиям, мы должны спросить, каким образом порнография делает изнасилование привлекательным. Также, некоторые социальные исследования, например, лабораторные эксперименты, ограничены по своей природе. Например, в исследованиях Зиллманна и Брайанта участники, которые просматривали «массивный» объем порнографии, видели всего 4 часа 48 минут подобных материалов. В лабораторных исследованиях не изучались долгосрочные последствия потребления порнографии. И, конечно, ни один лабораторный эксперимент не будет воспроизводить мастурбацию под порнографию, а мужчины, которые смотрят порно, обычно именно это и делают. При этом вне всяких сомнений мастурбация оказывает огромное влияние на то, как мужчины интерпретируют порнографию, и какое влияние она на них оказывает. Оргазм – это мощный физиологический и эмоциональный опыт, и он является неотъемлемой часть опыта потребления порнографии, однако нормы этики не позволяют включить его в лабораторные исследования. По этой причине, любые лабораторные исследования, скорее всего, недооценивают роль в порнографии в закреплении женоненавистнических взглядов и поведения. Существует еще один метод проведения исследования – изучение историй женщин (которые пострадали от агрессии мужчин, смотревших порнографию), потребителей порнографии, которые признают, что это оказало на них вредное воздействие, сексуальных преступников, жертв изнасилования, сотрудниц кризисных центров для женщин и так далее. Подобные исследования позволят лучше понять последствия и вред порнографии в реальной жизни. (29)

Виктор Клайн, американский психолог, считает, что порнография по своей природе способствует развитию навязчивого поведения и зависимости. Как клинический психолог, он проводил терапию более 300 пациентов с сексуальной зависимостью, мужчин, осужденных за сексуальные преступления, и других людей (96% из них были мужчинами) с сексуальными патологиями. На основе своего опыта он предложил описание того, как прогрессирует потребление порнографии. После первичного контакта с порнографическими материалами следуют следующие четыре стадии:

1. Зависимость: Желание и потребность возвращаться к порнографическим материалам.

2. Эскалация: Потребность в более откровенных, жестоких и фетишистских образах, чтобы получить тот же «кайф» и «завестись».

3. Десенситизация: Материалы, которые раньше казались шокирующими, отвратительными или табуированными, начинают восприниматься как приемлемые или обыденные.

4. Воплощение в реальности: Тенденция воспроизводить поведение, увиденное в порнографии, которая может включать эксбиционизм, неверность, садомазохистские практики, групповой секс, изнасилование, сексуальные действия с детьми, причинение боли партнерке во время секса. (30)

86% насильников признаются в регулярном просмотре порнографии, при этом 57% признаются, что они имитировали сцены, увиденные в порнографии, во время совершения своих преступлений. (31)
87% совершивших сексуальное насилие над девочками и 77% совершивших сексуальное насилие над мальчиками признаются в регулярном потреблении жесткой порнографии с участием взрослых. Данные преступники использовали порнографические материалы по трем причинам: 1) для самостимуляции, 2) для снижения сопротивления потенциальных жертв, 3) для «обучения» детей тому, что им нужно делать в реальной жизни со взрослым. (32)

Исследование, проведенное среди 36 серийных убийц, показало, что 81% (29/36) сообщают об очень высоком сексуальном интересе к порнографии, другими словами, порнография является одной из наиболее распространенных характеристик профиля серийных убийц. (33)

В одном исследовании 178 из 200 проституированных женщин сообщили, что в детстве они страдали от сексуального насилия, 193 сообщили об изнасиловании в проституции. Хотя в рамках этого исследования им не задавали вопросов о порнографии, 24% женщин, переживших изнасилование, спонтанно рассказывали о том, что нападавшие на них мужчины упоминали порнографические материалы во время совершения преступления. 22% переживших сексуальное насилие в детстве говорили нечто подобное – их насильники упоминали порнографические материалы перед преступлением. (34)

В исследовании 1992 года, которое было проведено в Канаде, исследовательница Шарлин Сенн обнаружила, что «чем больше порнографии просматривали женщины, тем выше была вероятность, что их принуждали к сексуальной активности, которой они не хотели». Кроме того, в большинстве случаев, когда женщины смотрели порнографические материалы, рядом присутствовал мужчина. Это предполагает, что женщины чаще всего просматривают порнографию, потому что этого от них хочет мужчина. (35)

На основании лабораторных и социологических исследований, признаний мужчин, которые используют порнографию и проявляют сексуальную агрессию, и историй женщин в отношениях с такими мужчинами, исследовательница Диана Расселл пришла к выводу, что порнография приводит к тому, что:

1) У некоторых мужчин появляется желание совершить изнасилование, или такое желание усиливается.

2) У некоторых мужчин уменьшаются внутренние факторы, сдерживающие желание совершить изнасилование.

3) У некоторых мужчин уменьшаются социальные факторы, сдерживающие желание совершать изнасилование.

4) Подрывается способность некоторых жертв избежать изнасилования или сопротивляться ему. (36)

На основе публичных признаний женщин (37), интервью с потребителями порнографии и сексуальными преступниками и различных научных исследований, Роберт Дженсен пришел к выводу, что порнография может:

1) быть важным фактором в формировании взглядов на сексуальность на основе доминирования мужчин;

2) способствовать тому, что потребителю будет сложно разделить сексуальные фантазии и реальность;

3) использоваться для инициации жертв сексуального насилия и для того, чтобы сломить их сопротивление нежеланным сексуальным практикам; и, кроме того,

4) стать обучающим руководством для насильников. (38)

«Вы обнаруживаете, что после контакта с образами сексуального насилия… до 57% мужчин сообщают, что есть вероятность, что они совершат изнасилование, если это сойдет им с рук… Среди населения в целом 25-30% психически нормальных, здоровых мужчин сообщают о той или иной степени готовности совершить изнасилование… Связь между образами сексуального насилия и последующей агрессией, а также усилением враждебности к женщинам, статистически гораздо выше, чем связь между курением и раком легких», исследователь Эдвард Доннерштейн во время выступления на публичных слушаниях в Миннеаполисе в 1983 году. (39)

Ссылки:

(1) London School of Economics, January 2002.

(2) internet-filter-review.com

(3) ComScore, Media Metrix.

(4) Jennings Bryant, Unpublished transcripts of testimony to the Attorney General’s Commission on Pornography Hearings, Houston, TX; 1985, quoted in Diana Russell, Against Pornography: The Evidence of Harm; 1993.

(5) Allan, K., & Coltrane, S., «Gender displaying television commercials: A comparative study of television commercials in the 1950s and 1980s», Sex roles; 1996.

(6) Dolf Zillman and Jennings Bryant, «Effects of massive exposure to pornography», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984.

(7) Ryan J. Burns, «Male Internet Pornography Consumers’ Perception of Women and Endorsemrent of Traditional Female gender Roles», Austin, texas: Department of Communication Studies, University of Texas; 2002.

(8) Dolf Zillman and Jennings Bryant, «Effects of prolonged consumption of pornography», Journal of Family Issues; 1988; «Pornography’s Impact on Sexual Satisfaction», Journal of Applied Social Psychology; 1988.

(9) Dolf Zillman & Jennings Bryant, «Effects of massive exposure to pornography», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984.

(10) Allen, M., Emmers, T., Gebhardt, L., and Giery, M.A., «Exposure to pornography and acceptance of rape myths», Journal of Communication; 1995; Saunders, R.M., & Naus, P.J., «The impact of social content and audience factors on responses to sexually explicit videos», Journal of Sex Education and Therapy; 1993.

(11) Различные описания мифов об изнасилованиях:

www.d.umn.edu/cla/faculty/jhamlin/3925/myths.html
www.wavaw.ca/informed_myths.php
www.hopeforhealing.org/myths.html
http://www.icasa.org/docs/RapeMyths_fact_sheet.pdf
http://www.icasa.org/docs/myths_and_facts_from_vawo.pdf

(12) James Check and Neil Malamuth, «An empirical assessment of some feminist hypotheses about rape». International Journal of Women’s Studies; 1985.

(13) John Briere, Neil Malamuth, and James Check, «Sexuality and rape-supportive beliefs», International Journal of Women’s Studies; 1985.

(14) Malamuth & McIlwraith, «Fantasies and exposure to sexually explicit magazines», Communication Research; 1988.

(15) John Briere, Neil Malamuth, and James Check, «Sexuality and rape-supportive beliefs», International Journal of Women’s Studies; 1985.

(16) Garcia, L.T., «Exposures to pornography and attitude about women and rape: A correlative study», AG 22 (1853) 382-383; 1986.

(17) Dolf Zillman & Jennings Bryant, «Effects of massive exposure to pornography», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984.

(18) Charles Mullin and Daniel Linz, «Desensitization and resensitization to sexualized violence: Effects of exposure to sexually violent films on judgments of domestic violence victims», Journal of Personality and Social Psychology; 1995.

(19) Sources: Dolf Zillman & Jennings Bryant, «Effects of massive exposure to pornography», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984; James Check and Neil Malamuth, «An empirical assessment of some feminist hypotheses about rape». International Journal of Women’s Studies; 1985; Neil Malamuth and James Check, «Aggressive Pornography and Beliefs in Rape Myths: Individual Differences», Journal of Research in Personality; 1985; Dolf Zillman, «Effects of Prolonged consumption of pornography», in Dolf Zillmann and Jennings Bryant eds, Pornography: Research Advances and Policy Considerations; 1989; and Diana Russell, Against Pornography: The Evidence of Harm; 1993.

(20) Pamela paul, Pornified; 2005.

(21) Jacqueline Goodchilds and Gail Zellman, «Sexual Signalling and Sexual Aggression in Adolescent Relationships», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984.

(22) Quoted in Diana Russell, Against Pornography: The Evidence of Harm; 1993.

(23) Neil Malamuth, «Aggression against women: Cultural and individual causes», in Neil Malamuth and Edward Donnerstein Eds., Pornography and Sexual Aggression; 1984.

(24) Neil Malamuth, Scott Haber, and Seymour Feshbach, «Testing hypotheses regarding rape: Exposure to sexual violence, sex differences, and the «normality» of rapists», Journal of Research in Personality; 1980.

(25) John Briere and Neil Malamuth, «Self-reported likelihood of sexually aggressive behavior: Attitudinal versus sexual explanations», Journal of Research in Personality; 1983.

(26) Kristin Maxwell and James Check, «Adolescents’ rape myth attitudes and acceptance of forced sexual intercourse», Paper presented at the Canadian Psychological Association Meetings, Quebec; 1992.

(27) Greenlinger V. and Byrne D., «Coercive sexual fantasies of college males as predictors of self-reported likelyhood to rape and overt sexual aggression», Journal of Sex research, 1988.

(28) Claudio Violato, Elizabeth Oddone-Paolucci and Mark Genuis, Meta-analysis on pornography, National Foundation for Family Research and Education, published in scientific journal Mind, Medicine and Adolescence; 2002.

(29) Robert Jensen, «Using pornography», in Gail Dines, Robert Jensen and Ann Russo, Pornography: The Production and Consumption of Inequality; 1998.

(30) Victor B. Cline, Pornography’s Effects on Adult and Child, at mentalhealthlibrary.info/library/porn/pornlds/pornldsauthor/links/victorcline/porneffect.htm

(31) William Marshall, «The Use of Explicit Sexual stimuli among Rapists, Child Molesters, and Non-Offender Males», Journal of Sex Research; 1988.

(32) Ibid.

(33) Federal Bureau of Investigation; quoted in Robert Ressler, Ann Burgess, and John Douglas, Sexual Homicide: Patterns and Motives; 1988.

(34) Mimi Silbert and Ayala Pines, «Pornography and Sexual Abuse of Women», Sex Roles; 1984; published in Diana Russell Ed., Making Violence Sexy: Feminist Views on Pornography; 1993.

(35) Charlene Senn, «Women’s contact with male consumers: One link between pornography and women’s experiences of male violence», Paper presented at the Canadian Psychological Association Meetings, Quebec; 1992; Charlene Senn, «The Research on Women and Pornography: The Many Faces of Harm», in Diana Russell Ed., Making Violence Sexy: Feminist Views on Pornography; 1993.

(36) Diana Russell, Dangerous relationships: Pornography, Misogyny, and Rape; 1998.

(37) Catharine MacKinnon and Andrea Dworkin Eds., In Harm’s way: The Pornography Civil Rights Hearings; 1997.

(38) Robert Jensen, «Using pornography», in Gail Dines, Robert Jensen and Ann Russo, Pornography: The Production and Consumption of Inequality; 1998.

(39) Testimony of Edward Donnerstein, The Minneapolis Hearings, December 12-13, 1983; in In Harm’s Way: The Pornography Civil Rights Hearings; 1997.

Источник: Against Pornography