pcp

Отрывок из книги Гэйл Дайнс «Порнлэнд: как порно захватило нашу сексуальность» (Gail Dines “Pornland: How Porn Has Hijacked Our Sexuality”, 2010).

Поскольку порнография с детьми (младше 18 лет) все еще нелегальна, порноиндустрия активно развивает псевдодетскую порнографию (ПДП), в которой «девочки» в исполнении актрис старше 18 лет подвергаются половым актам со стороны многочисленных мужчин, изображающих отцов, учителей, спортивных тренеров или просто традиционных анонимных педофилов. Сайты с ПДП легальны, и они избегают таких слов как «детское порно» или «дети». Вместо этого порно с похожими на детей женщинами классифицируется как «подростки», «порно с молодыми», «молоденькие девушки».

Найти такие сайты не составляет труда, один из очевидных способов – загуглить. Запрос «teen porn» [«подростковое порно»] показывает более 9 миллионов результатов в Google, предлагая пользователям тысячи порносайтов. Очень часто в результатах будут крупные порталы с порно, где «порно с молодыми» — это одна из многочисленных категорий, но если выбрать ее, то можно выйти на список сайтов из более чем 90 страниц. Более того, у такой порнографии есть свой отдельный портал с такими подкатегориями как «писающие малолетки», «пьяные малолетки», «молодые анальные шлюхи» и «молодые азиатки» (3).

Популярность этих сайтов среди потребителей порно стремительно растет. В 2006 году «подростковый секс» искали 14 миллионов пользователей, на 61% больше, чем два года назад, и 6 миллионов пользователей искали «порно с молодыми», на 45% больше за тот же период (4). При этом крайне мало исследований посвящены тому, к каким последствиям приводит подобное порно.

Одна из причин нехватки подобных данных в том, что исследовательницы в области детской порнографии и профилактики сексуального насилия над детьми сосредоточены на проблеме настоящего порно с детьми, которая росла одновременно с распространением Интернета. Поскольку для этой продукции используют настоящих детей, то самая актуальная проблема – необходимость как можно скорее отследить всех, кто производит и смотрит подобную порнографию, а также раскрыть многочисленные международные сети по обмену порнографическими изображениями с детьми в относительно безопасном и анонимном пространстве Интернета. Для иллюстрации масштаба проблемы: еще в 1998 году была раскрыта одна Интернет-группа, «Клуб Страны чудес», которая действовала в 12 странах, и для вступления в нее у потенциального кандидата должно было быть не меньше 10 000 детских порнографических изображений для обмена (5).

Очевидно, что по сравнению с шокирующим уровнем реального насилия над детьми, исследование ПДП кажется не столь актуальным, поскольку вовлеченным в него женщинам хотя бы исполнилось 18 лет и, по закону, это не является преступлением.

Однако если мы перенесем внимание с производства на потребление, то мы можем задать вопрос о том, как связаны ПДП и порно с настоящими детьми, ведь в обоих случаях речь идет о мужчинах, которые сексуально возбуждаются от сексуализированных изображений «детей».

Исследовательницы доказали (6), что в некоторых случаях порно с настоящими детьми готовит мужчин к реальному сексуальному насилию над детьми. Это происходит потому, что такое порно с одной стороны приучает их к возбуждению в отношении детей, а с другой уменьшает их способность воспринимать тот вред, которое насилие причиняет детям. Одновременно порно предлагает таким мужчинам план действий для совершения преступления. Возможно ли, что псевдодетское порно делает то же самое?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, насколько сайты с ПДП успешны в создании реальности, в которой потребитель может поверить, что он действительно мастурбирует на сексуальное изображение детей, а не взрослых. Ведь предположительно он ожидает увидеть на этих сайтах женщин, которые будут отличаться от женщин в порно с другими рубриками. Так что в первую очередь важно проанализировать то, как ПДП заимствует и использует символы, коды, конвенции и нарративы, которые характерны для настоящего порно с детьми. Только после подобного анализа содержания мы можем говорить о том, как образы из ПДП влияют на взгляды и поведение в реальном мире.

Классификация содержания сайтов с ПДП

Для того, чтобы проанализировать содержание сайтов с ПДП, нужно разработать систему его классификации в соответствии с типами реального детского порно. Одна из популярных типологий была предложена Тони Кроном, известным исследователем в этой области – это пять типов детской порнографии (7). Данная типология не только позволяет свести тысячи сайтов ПДП к разумному количеству категорий, она помогает понять, почему потребители ПДП могут без затруднений перейти на настоящее детское порно.

Согласно Крону, существует пять категорий детской порнографии:

1. Обнаженные или эротические изображения без сексуальной активности.

2. Сексуальная активность между детьми или одиночная мастурбация.

3. Сексуальная активность между взрослыми и детьми без проникновения.

4. Проникающая сексуальная активность между взрослыми и детьми.

5. Садизм или скотоложество.

Хотя есть сайты с ПДП, которые можно отнести ко всем пяти категориям, подавляющее большинство относится к категориям 2, 4 и 5. Акты, истории и визуальные техники ПДП категорий 2, 4 и 5 основаны на взрослой порнографии, так как мастурбация, проникающий секс и садизм (но не скотоложество) типичны для популярной порнографии. Ниже представлен описательный анализ ПДП, которое относится к каждой из трех категорий, а также обсуждение того, как эти сайты переходят от относительно ненасильственных изображений (одиночная мастурбация) к явному и садистскому насилию над девочками.

Тип 2. Сексуальная активность между детьми или одиночная мастурбация

В индустрии порно существует жесткая конкуренция за потребителей, так как выбор сайтов, тем, изображений и видов историй очень широк. Порнографы знают это, так что они стараются быстро привлечь пользователя с помощью коротких, однозначных и прямолинейных названий сайтов. Так что не удивительно, что у многих веб-сайтов в этой категории в названии стоит слово «соло» рядом с каким-то намеком на юность женщин в данной порнографии: соло подростки, соло малолетки малышки, сексуальные девчушки соло, милашки соло, соло молодые. Когда пользователь приходит на один из этих сайтов, то в первую очередь можно заметить очень специфическое телосложение женщин, которых снимали в порно. На таких сайтах не встретишь огромные груди и «пышные формы». Вместо этого в порно снимают только женщин с очень маленькой грудью, очень хрупким телосложением подросткового типа, очень молодо выглядящими лицами практически без макияжа.

Большинство женщин в таком порно однозначно выглядят моложе 18 лет, но они все-таки не похожи на маленьких детей, так что порнографы используют различные техники, чтобы женщины казались намного моложе своего возраста. В ход идет детская одежда, а также такой реквизит как плюшевые игрушки, леденцы на палочке, хвостики, ленточки пастельных цветов, гольфы, брекеты на зубах и, конечно же, школьная форма. Типичный вид исполнительницы порно – в школьной форме, с леденцом во рту, обнимающая плюшевого мишку и одновременно мастурбирующая с помощью дилдо.

Другая техника инфантилизации женщин в порно – полное удаление лобковых волос, чтобы гениталии были похожи на гениталии девочки до полового созревания. Интересно, что, хотя изначально техника использовалась исключительно для создания «детского» образа в порно, постепенно она расширилась и превратилась в обычную практику для любой порнографии. В результате, практически все порноактрисы в современном порно выглядят как дети – при этом потребители порно, даже если они не заинтересованы в псевдодетских образах, постоянно видят их на порносайтах.

Однако при всех визуальных намеках ПДП, в первую очередь, опирается на текст, который сопровождает видео и изображения, и именно текст должен убедить зрителя, что он смотрит на сексуальную активность несовершеннолетней. Тело женщин, в том числе, их вагины, описываются как «крошечные», «маленькие», «миленькие», «малюсенькие», «тугие». Это не только подчеркивает молодость, но и отделяет эти образы от остальной порнографии. В глаза бросается то, что в ПДП женщин называют «милашка», «милая», «малышка», «сладенькая», что резко контрастирует с тем, как обычно называют женщин в порно – «сука», «шлюха», «спермоприемник». Необычно добрые обращения должны поддержать образ того, что девочки отличаются от остальных женщин на порносайте – они еще не стали «шлюхами», которые заслуживают любых оскорблений. Это объясняет, почему на таких веб-сайтах постоянно упоминается слово «невинная» — невинная милашка, невинная мечта, невинная любовь и невинные малышки.

Девочек описывают как не запятнанных, не опороченных сексом потому, что сайты предлагают посетителям наблюдать за моментом утраты невинности. Один из поклонников жанра называет это «понимающей невинностью», что значит «иллюзия невинности, которая уступает место неограниченной сексуальности. По сути это возврат к Мадонне и Шлюхе. Этим, по большей части, объясняется моя любовь к этому жанру» (9). Этот фанат, как и многие другие, если доверять их постам, явно дает понять, что он получает удовольствие, когда видит как (милая, сладенькая, невинная) Мадонна с помощью уговоров и манипуляций взрослых мужчин оказывается шлюхой, которой она всегда и была под (иллюзорной) невинностью.

Порнографы понимают природу этого удовольствия, и они заверяют зрителей, что те увидят «первый раз» девочки, ее «первый опыт», который, разумеется, приведет к ее «первому в жизни оргазму». Веб-сайт «подростки соло» даже обещает, что «здесь вы найдете самых миленьких девочек-подростков… Наши девочки свежие и неопытные, но их невинность очень сексуальна» (10). Так что неудивительно, что большинство таких сайтов рекламируют, что «свежие девочки добавляются каждую неделю», поскольку зритель не захочет дважды увидеть одну и ту же исполнительницу в этой роли. Ведь как дефлорировать уже дефлорированную девочку?

История «потери невинности» на этих сайтах стандартна – практически всегда она начинается с возбужденной, но невинной девочки. Некие взрослые мужчины за кадром мягко и игриво побуждают ее к сексуальной активности ради удовольствия зрителей. … В сопровождающих текстах к изображениям такого рода порнографы всегда доносят идею о том, что девочка не так уж невинна, и вина не так уж однозначна. Несмотря на всю видимость невинности «малышки», которая изображает смущение, хихикает, улыбается и краснеет, достаточно недолгих уговоров, чтобы она начала мастурбировать перед камерой. На языке мира порно это означает, что она продемонстрировала свою «истинную природу» шлюхи. Именно это соучастие со стороны девочки должно освободить зрителя от ответственности за то, что он, по факту, мастурбирует на сценарий о взрослых мужчинах, которые манипулируют детьми, чтобы те удовлетворяли сексуальные желания их самих и других мужчин.

Сайты «подростки соло» мягко знакомят зрителей с псевдодетской порнографией, так как отсутствие мужчин-актеров в кадре позволяет избежать идеи гетеросексуального секса с детьми, вместо этого рассказ ведется только о невинной девочке, которая открывает свою сексуальность, и ей нужны лишь несколько подсказок со стороны взрослых для этого. Следующий тип сайтов предлагает сценарии с пенетрацией со стороны взрослых мужчин, но при этом сайты все равно внушают зрителям, что они наблюдают за сексом без принуждения и эксплуатации, потому что девочки «сами этого хотят».

Тип 4. Проникающая сексуальная активность между взрослыми и детьми.

Основная тема сайтов с псевдодетским порно – это сексуальная активность без садизма между «детьми» и взрослыми. Предполагается, что на этих видео «девочка» теряет девственность, а зрители наблюдают за этим процессом в мельчайших деталях. Названия сайтов вроде «Кровавые девственницы», «Первый секс», «Настоящие девственницы» и «Дефлорация» ясно дают понять, что получают их посетители.

Я включила эти сайты в категорию без садизма вовсе не потому, что на них нет изображений женщин, явно испытывающих боль – это как раз не редкость. Имеется в виду, что половые акты в них не являются разрушительными и очень травматичными для тела, что характерно для более «хардкорных» сайтов, о которых говорится в категории «садизм».

Секс, который описывается на этих сайтах, значительно отличается от обычного секса на порносайтах. На этих видео взрослый мужчина вначале проявляет нежность к женщине, целует и ласкает ее. Это совершенно не характерно для типичного секса в порно, даже для полнометражных фильмов, где поцелуи и прикосновения являются скорее символическими, и они быстро уступают место пенетрации различных поверхностей тела женщины. В псевдодетском порно поцелуи и прикосновения могут длиться в течение всего фильма, а женщину очень редко называют шлюхой и сукой. Кроме того, и это бросается в глаза, если вы хоть что-то знаете о кодах и конвенциях в Интернет-порно, мужчина все время спрашивает женщину, причем очень нежно, приятно ли ей, и не причиняет ли он ей боль.

Эти отличия вовсе не являются положительным шагом в сторону менее насильственной порнографии. Это лишь техники, чтобы предполагаемая потеря девственности выглядела более правдоподобно. На этих сайтах не упоминается принуждение или даже манипуляции, а порноактриса изображает, что она ждет не дождется потери девственности. Более того, мужчины на видео выглядят сильно старше ее, более зрелыми. Если такой мужчина начнет вести себя так, как обычно ведут себя мужчины в порно, то видео превратится в откровенную сцену изнасилования несовершеннолетней девочки – а это разрушит для зрителей тщательно спланированную иллюзию, в которой он – нежный учитель, который ведет невинную, но созревшую девочку во взрослую жизнь. На таких сайтах тексты, образы и сами половые акты, которые упоминают любое принуждение, напомнят зрителю, что он – сообщник сценария об изнасиловании маленькой девочки. Подобная роль может оказаться для него некомфортной, и тогда он не вернется на сайт снова.

Один из сайтов, который кажется популярным, если судить по тому, что он размещается в топе многих порталов порно с подростками и постоянно появляется на рекламных баннерах других сайтов с подростковым порно – это Defloration.com. Ресурс провозглашает себя «первым веб-сайтом о потере девственности с 1998 года», и он обещает подписчикам «настоящие акты дефлорации». На главной странице размещено огромное изображение двух рук, растягивающих вагину, чтобы пользователь смог рассмотреть гениталии, у которых, по утверждению сайта, есть «целая девственная плева».

Рядом с большим изображением есть еще четыре фотографии поменьше, на одном из них можно увидеть куклу на бедре женщины, на второй – леденец рядом с растянутой вагиной. Рядом с изображением находится текст, объясняющий, что такое девственная плева: «Таинственная часть тела, которую теряют юные девочки, когда они впервые занимаются сексом. Мало кто знает, как выглядит эта хрупкая часть тела. Девочка, у которой никогда не было секса (девственница) должна иметь нетронутую девственную плеву. Во многих обществах девственность девочки до брака считается великой добродетелью. Столь целомудренным девушкам нетрудно выйти замуж». После того как порнографы эротизировали плеву, наделив ее «таинственностью» и «хрупкостью», и заодно объяснив, как ее «растягивает и разрывает эрегированный член», они поясняют, что «девочка» может испытать «дискомфорт и кровотечение» во время полового акта. Для многих любителей порно это слишком заманчивая возможность, чтобы ее упускать – намного интереснее очередного стандартного акта со «шлюхой».

За 38 долларов в месяц подписчик может просматривать множество изображений на сайте, включая массу страниц с очень молодо выглядящими женщинам. Можно просмотреть как слайдшоу, так и видео, которое делится на две части: «игра с плевой» и «потеря девственности». В первой части мужчина мастурбирует гениталии девочки, а потом растягивает их так, чтобы пользователь увидел внутреннюю часть вагины. Во второй части происходит долгое и скрупулезное документирование пенетрации, во время которого девочка морщится и просит мужчину быть осторожнее, потому что ей больно. Это продолжается, иногда в течение десяти или пятнадцати минут, пока он не достает свой член, на котором можно увидеть следы крови. Камера задерживается на члене, чтобы убедить зрителя, что «дефлорация» произошла, после чего мужчина размазывает кровь по бедрам и ягодицам женщины – вариация традиционного семяизвержения на лицо и тело женщины в большинстве порнофильмов.

На этом и других сайтах подобного типа женщину делают похожей на маленькую девочку не с помощью реквизита, но с помощью ее поведения во время акта. Мужчинам, которые привыкли к стандартному порно, женщины на таких сайтах кажутся неопытными в сравнении. В отличие от извивающихся, намазанных маслом, большегрудых женщин, эти женщины кажутся намного моложе, потому что они словно не знают, что именно делать перед камерой. Их тела недостаточно выгибаются, их стоны недостаточно призывные, а их движения неуверенные, иногда совсем неуклюжие.

Учитывая суть порноиндустрии маловероятно, что эти женщины хорошие актрисы, просто играющие роль – каждый год тысячи очень молодых женщин попадают в индустрию и быстро покидают ее. Скорее всего, зрители действительно наблюдают не только за первыми порносъемками женщин, но и за их первым опытом вагинальной пенетрации. Их потеря девственности документируется, чтобы потом снова и снова циркулировать в Интернете ради мастурбации множества мужчин.

Эти женщины морщатся от боли, но потом они обязательно скажут, как им понравился секс, и время от времени они будут изображать стандартные неубедительные стоны, чтобы симулировать сексуальное возбуждение. Согласно агенту ФБР на пенсии, Кеннету Ланнингу, в настоящей детской порнографии происходит то же самое. Та детская порнография, распространение которой он расследовал, изображала детей как на все согласных соучастниц, представляя все так, будто девочка согласилась на секс со взрослым. Разумеется, это откровенная ложь, но, по словам Ланнинга, многие преступники, и даже многие юристы, социальные работники и полицейские, верят в подобную ложь, потому что они воспринимают изображения как реальность, а не как очень тщательно спланированную репрезентацию реальности, которая преследует вполне конкретные цели.

Этель Куайль и Макс Тэйлор в своем исследовании среди мужчин, осужденных за скачивание детской порнографии, обнаружили, что эти мужчины специально «выискивают поверхностные признаки, которые помогут зрителю поверить, что дети давали согласие на происходящее и получают от этого удовольствие». Один такой потребитель порно с детьми объяснял, что он смотрел «в основном на фото с девочками. С девочками, которые занимались сексом. И они выглядели счастливыми… Я хочу сказать, это не было похоже на изнасилование или что-то такое» (14).

В следующем типе веб-сайтов, которые можно назвать садистскими, тоже старательно создается впечатление, что девочки наслаждаются происходящим. И это несмотря на то, что в этой категории мы наблюдаем откровенное физическое, сексуальное и вербальное насилие над ними.

Тип 5. Садизм.

Сайты, которые соответствуют типу садизма, относятся к порнографии гонзо, поскольку в гонзо женщины подвергаются откровенно садистским актам. Эти сайты псевдодетского порно уже не представляют, что это невинные девочки, которых осторожно знакомят с миром взрослого секса. Хотя на этих сайтах тоже подчеркивают, что женщины не имеют сексуального опыта, их изображают как жаждущих типичного для остального порно «жесткого» секса. Сайт «Грязные мешки-подростки», например, хвастается, что его «девочки-шлюхи принимают член в свои свежие, неиспользованные киски», так что зритель может наблюдать как «милейшие потаскушки сосут, трахаются, глотают и просят еще» (15). Часто упоминается, что девочки выглядят очень невинно, но это описывается как обманчивое впечатление, под маской оказывается «бешеная шлюха», которая ничто не сочтет слишком болезненным, унизительным, отвратительным или бесчеловечным, как показывает пример описания Кери, которая, согласно тексту под ее фотографиями: «Такая милая малышка, что вы не поверите, какая же она извращенка! Она кажется такой правильной и невинной, но не давайте ей себя обмануть, эта маленькая шлюха – просто грязная потаскуха! Кери демонстрирует это, когда разводит свою задницу и умоляет его подолбить ей в тугую задничку! Он исполняет ее желание и долбит ей в задницу так, как ей никогда не долбили раньше!».

Так называемые «подростки» в гонзо позволяют порнографу добавить новый пласт насилия в уже и так связанный с насилием жанр гонзо. Физическая и эмоциональная незрелость подростков открывает пространство для новых сценариев, которые делают насилие еще более заметным и разрушительным, поскольку подростков можно уговорить на что угодно, даже если это очень больно и жестоко. Более того, их телам, которые еще не полностью сформировались, проще причинить физический ущерб. Неудивительно, что на подобных сайтах постоянно упоминаются крохотные вагины и анусы, в отличие от других сайтов цель здесь не подчеркнуть «невинность», но привлечь внимание к тому, какую боль сможет причинить член взрослого мужчины. Члены мужчин описываются как особенно большие и обладающие властью «сломать», «порвать», «разодрать» и «разрушить» еще не созревшие поверхности. На сайте «Мне восемнадцать» читателей приглашают «посмотреть, как мы будем ломать ее крохотное тело с помощью жесткой е*** в разодранную киску», в то время как на сайте «Долбежка в задницу» приветственная строка хвастается, что «мы долбим в эти маленькие, узкие девственные задницы» (17). Уровень жестокости в фильмах подобного жанра очевиден из сопроводительного текста, в котором зрителям обещают, что они станут свидетелями таких тяжелых травм, что «сучки неделю не смогут ходить после полного уничтожения задниц». Сайт также наполнен изображениями «горячих, маленьких, невинных девочек» с воспаленными анусами. Хотя это стандартные изображения для порнографии гонзо в целом, они кажутся более экстремальными, когда к ним присовокупляют подписи «малолетки» или «девственницы», так как подразумевается, что для них такие травмы еще тяжелее.

Многие такие сайты подчеркивают разницу в возрасте, приглашая мужчин постарше, а также используют такие названия как «Старые пердуны и малолетки», «Оргия стариков и молодух», «Порно старых и юных», «Старичье трахается». Мужчины, некоторые из них за шестьдесят и за семьдесят, изображаются как хитрые и манипулирующие подростками, которые предстают наивными, легко поддающимися обману. Порнографы эротизируют не только разницу в возрасте между девочкой и мужчиной, они добавляют и экономическое неравенство, что лишь усиливает власть мужчины над ней. На одном популярном сайте, который прямо называется «Подростки за наличку», на баннере написано: «Они молодые, они тупые, и они сделают что угодно за деньги». Здесь во всех сценариях описывается, как подросткам предлагают подработку за небольшие деньги, после чего их соблазняют на проституирование себя в обмен на большую сумму. Вот один из типичных сценариев: «Татьяна пришла к парню, чтобы хорошенько почистить его дом. Однако домработницам много не платят, так что Дик и Род предложили ей денег, чтобы почистить ее ковер, и Татьяна не могла отказать. После того, как она побудет пылесосом для их инструментов для кисок, Татьяне много придется убирать!» (18). Текст сопровождается фотографиями «Татьяны», сжимающей деньги во время анальной, вагинальной и оральной пенетрации со стороны мужчин, которым на вид не меньше шестидесяти лет.

Другой сценарий эксплуатации, который очень привлекателен для порнографов – это няни, так как они могут быть не только очень молоды, но и находятся в доме мужчины и зависят от него как наемные работницы. Учитывая явный дисбаланс власти, неудивительно, что порно с подростками предлагает массу сайтов вроде «Трахнуть няню», «Пьяная няня», «Придушить няню», «Грязная няня», «Похоть няни» и «Отодрать няню». Хотя сценарии слегка различаются на первый взгляд, они все сводятся к юной няне, которую соблазняет мужчина намного старше.

Желание некоторых пользователей убедить себя, что они мастурбируют, глядя на добровольный и приятный секс, объясняет типичный сценарий в очень популярном жанре псевдодетского гонзо – порно с инцестом. Сайты, которые сексуализируют и легитимизируют инцест используют все возможные инцестуозные пары (мать и сын, брат и сестра, дальние родственники), но, без сомнения, самый популярный сюжет – отец, который насилует дочь. Такие сайты прибегают к массе ухищрений, чтобы объяснить зрителям, почему в данном случае инцест «оправдан». Например, на сайте «Юная дочь» на заглавной странице есть «такое объяснение»: «Осуждение инцеста, особенно между отцом и дочерью – это классический пример проекции. Предполагаемая причина неодбрения [так] – это то, что инцест равен сексуальному насилию, агрессии и изнасилованию. Это все рациональные аргументы, но они используются для оправдания иррационального мнения. На самом деле, в большинстве случаев инцест не имеет отношения к насилию» [19].

Если верить этим сайтам, то инцест вообще происходит, когда соблазняющая и манипулирующая «дочь», наконец, побуждает «отца» поддаться ее сексуальным домогательствам. На сайте «Папина шлюха» читателя приглашают посмотреть, как «сексуальные, непослушные девочки соблазняют собственных отцов», а на сайте «Моя сексуальная дочь» актрис описывают как «нежных ангелочков, перед которыми не могут устоять их собственные папочки» (20). Сайт «Первый раз с папочкой» просит пользователей «познакомиться с запретными историями любви», где любопытные дочери рассматривают тела своих отцов с похотью. Типичная история звучит так: «Отец нравился мне много лет. Я думала, это извращение, и боялась рассказать о своих эмоциях… Однажды я увидела его в эротическом сне. Это был знак. Полусонная я отправилась в его комнату и запрыгнула в его постель» (21). Конечно, отцы недолго сопротивляются такому натиску, и сопровождающий текст дает понять, что «дочь» подвергается оральной, вагинальной и анальной пенетрации своим «отцом».

Если отцы и изображаются как активные соблазнители, то «дочери», как правило, только рады им уступить. Как только начинаются сексуальные «отношения», становится очевидно, что этот секс лучше, чем представляли оба участника. Хотя время от времени в таких историях «дочь» пугается, в конце она обязательно изображает оргазм. В одной истории «дочь» рассказывает, что «моя мама умерла 3 года назад. С тех пор отец никогда не приводил в дом женщину. Вскоре я начала замечать, что он странно на меня смотрит. Мне было немного страшно. Однажды вечером папа пришел в мою комнату. Я сидела на своей кровати. Он подошел ко мне и…» (22). Текст сопровождается восемью фотографиями, в которых показано, что одетая, испуганная девочка поддается сексуальным домогательствам отца, а потом оказывается обнаженной и «оргазмирующей».

В этой истории, как и в большинстве сценариев на таких сайтах, подчеркивается, что мать отсутствует, и не может защитить дочь от насилия отца. В некоторых сценариях, таких как описание выше, мать умерла, но в большинстве мать вообще не упоминается, и в сцене дочь изолирована и находится в полной зависимости от отца-насильника. Отсутствие матери является типичным для случаев инцеста отца с дочерью в реальной жизни. Психологиня Джудит Герман обнаружила в своем исследовании, что у более чем половины женщин, отцы которых подвергали их сексуальному насилию в детстве, матери отсутствовали или почти отсутствовали в повседневной жизни семьи так были очень больны или умерли. Герман описывает, что отцы в таких семьях были крайне контролирующими и патриархальными, и как «добытчики семьи они считали, что у них есть право на заботу и обслуживание дома, и если их не могут обеспечить жены, то пусть это делают дочери» (23). Для некоторых таких отцов «обслуживание» включало сексуальные услуги дочери, которых они превращали в своих суррогатных жен, несмотря на то, что те и физически, и психологически были маленькими детьми. Конечно, последствия настоящих случаев инцеста ничем не напоминали сказочки из порнографии – все без исключения девочки оставались с серьезными симптомами посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). …

Все эти сайты, которые мы обсуждали, даже сайты гонзо, описывают сценарии, в которых мужчины не используют явную силу, чтобы принудить девочку выполнить их сексуальные требования. Скорее они соблазняют, манипулируют и уговаривают девочку, пока та не подчинится. Это соответствует тому, как происходит насилие над детьми в реальной жизни – в большинстве случаев насильники какое-то время готовят своих жертв, для этого они дарят детям подарки, расчетливо проявляют доброту и заботу, стараются стать старшими друзьями/наставниками. Установив подобные отношения, насильник затем манипулирует и эксплуатирует эмоциональную связь, чтобы заставить детей не сопротивляться сексуальной активности и гарантировать их молчание. Для насильников это гораздо безопаснее, чем применять силу, которая может оставить физические травмы в качестве улики. Если же насильник ломает детскую волю, то жертва с большей вероятностью будет хранить случившееся в тайне и будет бояться потерять расположение насильника. Более того, связь становится эмоциональным клеем для девочки, в результате, ее чувства к насильнику остаются противоречивыми даже после совершения ужаснейших актов сексуального насилия.

Порнографы прекрасно знают, как проходит такая подготовка к сексуальному насилию, и они очень правдоподобно описывают техники такой подготовки в своих фильмах: стратегическое использование подарков и заботы, роль насильника как своеобразного (сексуального) наставника. Как всегда прямолинейные, порнографы постоянно говорят о том, что девочек «сломали», один из сайтов так и называется – «Ломая их».

Вероятно, один из самых откровенных, подробных и насильственных примеров псевдодетского порно, которое можно назвать руководством к действию по насилию над маленькими девочками – это серия «CherryPoppers», снятая Максом Хардкором. Во время сцены из десятого выпуска серии Хардкор обнаруживает, что младшая сестра его девушки одна дома, после чего показывает ей «что нравится мальчикам» и предупреждает ее, чтобы она не рассказывала своей сестре о том, что случилось, потому что «она разозлится» (25).

Хардкор показывает девочке, как трогать его член, инструктирует ее, что надо «немного его поцеловать, не бояться его пососать, совсем как леденец». Он продолжает давать ей объяснения мягким и нежным голосом. Она снимает одежду и делает ему фелляцию. «Глубоко вдохни», — говорит он ей, временами доставая член, чтобы она могла дышать. Он также учит ее, как использовать слюну, чтобы усилить его удовольствие. Затем Хардкор бреет ей лобок, после чего проникает в нее пальцами, что обычно делают насильники маленьких девочек, чтобы предотвратить разрыв детского влагалища. Затем он делает то же самое с анусом. Во время всей сексуальной активности Хардкор то нежно называет ее «хорошей девочкой», то напоминает ей, что она п***а. «Скажи это», — орет он на нее, и она повторяет за ним, отворачиваясь: «Я маленькая п***а» (26). Такие переходы от нежности к вербальному насилию происходят на протяжении всего фильма, и это типичная стратегия педофилов – запугивать, соблазнять и вызывать замешательство у жертвы. В последней сцене Макс Хардкор фотографирует обнаженную и покрытую спермой девочку, которая улыбается в камеру.

Это очень характерная сцена – исследования показывают, что в реальном мире многие насильники детей фотографируют своих жертв. Им важно задокументировать свое насилие по нескольким причинам: 1) чтобы использовать изображения для мастурбации (своей и других мужчин), 2) для шантажа девочки, так как он может угрожать, что пошлет фотографии ее семье и друзьям, 3) чтобы показывать будущим жертвам как образец того, что им надо делать. Поведение Макса Хардкора в порно напоминает поведение педофилов в подробном исследовании Кена Ланнинга, это фактически можно считать инструкцией по насилию над детьми.

На этом, как и на других подобных сайтах, используются различные уловки, чтобы создать у зрителей впечатление, что для порно снимали несовершеннолетних девочек. Пока нет исследований о том, как просмотр такого порно отражается в реальном мире. Однако мы можем проанализировать то, как такие сайты выступают в роли агентов социализации, и как они продвигают идеологию, которая нормализует насилие над детьми и представляет девочек приемлемыми сексуальными партнерками для взрослых мужчин.

Образы и идеология: мир согласно псевдодетскому порно

Как только пользователь заходит на эти сайты, на него начинают воздействовать образы и слова со своей, последовательной идеологией. Эта идеология легитимизирует, оправдывает и прославляет сексуальное желание в отношении детей. Общественные нормы и ценности, которые определяют секс взрослых с детьми как девиацию и насилие, полностью отсутствуют в ПДП, его посыл сводится к тому, что такой секс – это веселье и хорошее развлечение. На этих сайтах пользователи присоединяются к виртуальному сообществу, где постоянно используется местоимение «мы», а не «я» или «вы». Это «мы», похоже, должно создать у пользователя ощущение, что он участвует в большой группе мужчин со схожими взглядами, которые хорошо его знают, угадывают его предпочтения и потребности, что упоминается в тизере к сайту «Моя сексуальная дочь»: «Мы знаем, что вам нравится жесткий и шокирующий инцест, так что мы приготовили для вас нечто особенное» (27).

Если у мужчин уже есть выраженный сексуальный интерес к детям, то для них ПДП – это очевидный первый шаг в мир детской порнографии, так как посещать такие сайты для мастурбации относительно безопасно. Такие сайты активно привлекают молодых и начинающих порноактрис, которые выглядят моложе своего возраста, а также используют детский реквизит и текст, который дает понять, что это маленькая девочка. Это позволяет таким сайтам стать работающей заменой для тех мужчин, которые пока не готовы нарушать закон и рисковать тюремным заключением, не говоря уже о позоре, если про их потребление детского порно станет известно.

Пользователь легко найдет такое «сообщество» в поисковой системе с помощью слов, которые выражают его самые тайные сексуальные желания. Сам этот факт уже оправдывает его чувства и желания, а сайты постоянно подчеркивают, что объекты его желания обязательно будут наслаждаться сексом с ним (28). Для таких мужчин сайты псевдодетского порно могут стать чем-то вроде первой ступени, необходимого поощрения, соблазнительным обещанием, что они могут присоединиться к клубу, где их ждет понимание и дружба – то, чего может не хватать латентному педофилу. В каком-то извращенном смысле такие сайты «готовят» пользователей к насилию над детьми, точно так же, как и активные педофилы готовят своих жертв к насилию. Сначала такие сайты обещают понимание, которого больше всего не хватает посетителю, а потом постепенно соблазняют его обещаниями удовлетворить его самые потаенные желания.

Иногда такие сайты заманивают пользователя, бросая вызов его маскулинности – гарантированный подход с большинством потребителей порно. Это четко видно на анимированном сайте с инцестом, который говорит мужчинам, что инцест – это «потрясающий способ узнать лучше себя и своих самых дорогих людей!» Но затем тот же сайт сообщает пользователю, что если у него «не хватает мужества, чтобы такое попробовать», то лучшая замена – «наши тщательно нарисованные истории, основанные на безумствах, которые пробовали настоящие люди» (29). Здесь явно подразумевается вопрос: вы достаточно мужественны, чтобы сделать первый шаг и мастурбировать на изображения, которые настолько девиантны и трансгрессивны, что в реальной жизни такое пробуют только настоящие смельчаки?

Хотя эти сайты ПДП могут на время удовлетворить пользователя, пресыщение через какое-то время приведет к скуке, ему потребуется более жесткое и экстремальное порно. Очевидный следующий шаг – настоящее порно с детьми, поскольку это нелегально, для съемок используются настоящие дети и секретность такой порнографии добавляет определенную изюминку для пресыщенного пользователя. Куайль и Тэйлор в своем исследовании среди мужчин, осужденных за скачивание детской порнографии, обнаружили, что даже настоящее детское порно через какое-то время наскучивает, и эти мужчины начинают искать все более и более насильственные изображения со все более и более маленькими детьми (30). Хотя неизвестно, происходит ли подобное скатывание ко все более насильственному детскому порно среди потребителей псевдодетского порно, эти сайты могут подогреть их аппетиты к настоящей детской порнографии, ведь они и так обещают зрителям, что те увидят, как несовершеннолетняя девочка превращается в «шлюху».

Но что насчет мужчин, которые не заинтересованы в сексе с детьми, предпочитают сексуальные отношения со взрослыми женщинами, но, тем не менее, просматривают и мастурбируют на сайты с псевдодетским порно? Один только траффик таких сайтов убедительно доказывает, что такие мужчины их активно посещают. Зачем им эти сайты, если есть тысячи других, где показан секс с однозначно взрослыми людьми? Ответ для этих мужчин такой же, как и для педофилов – десенситизация, потеря чувствительности. Журналистка Памела Пол обнаружила, что многие мужчины, у которых она брала интервью, быстро теряли чувствительность к содержанию порнографии. Многие были сами шокированы тем, как быстро их предпочтения смещались в сторону все более экстремальных и жестоких жанров порно – тех жанров, которые еще недавно вызывали у них отвращение, но теперь они целенаправленно их разыскивали (31). Многие из этих жанров представляли взрослых женщин, например, к ним относились мочеиспускание, секс с животными, жесткое связывание, но для некоторых из этих мужчин сексуальными объектами становились дети. Дэвид Г. Хэффлер, психотерапевт, который консультирует осужденных за потребление детской порнографии, недавно заявил, что в его практике было много мужчин, которые говорили, что «после длительного просмотра порно с взрослыми им становилось скучно. Они хотели чего-то другого. Они начали просматривать порно с детьми. Потом они не могли прекратить на него смотреть» (32).

Такой переход от взрослой к детской порнографии противоречит стереотипам о том, что мужчины, которых сексуально возбуждают дети – это педофилы, отделенная от других мужчин группа с иными сексуальными интересами и поведением. Тем не менее, после изучения эмпирической литературы, феминистские социологини Диана Рассел и Натали Дж. Перселл заявили о том, что исследования педофилов не указывают на то, что существуют две четко разделенные группы (педофилы и не-педофилы). Скорее речь идет о континууме: некоторые мужчины определенно занимают место на двух концах спектра, в то время как другие находятся между ними (33). Более того, положение мужчины в этом континууме может меняться в зависимости от его жизненного опыта в тот или иной период (33). Рассел и Перселл отмечают, что хотя в прошлом исследователи отмечали в качестве возможных факторов необычный жизненный опыт, например, потерю супруги, злоупотребление наркотиками и длительную безработицу, то недавние исследования предполагают, что все чаще мужчины перемещаются в континууме под влиянием порнографии.

В марте 2008 года я провела интервью с 7 мужчинами в тюрьме Коннектикута, которые были осуждены за скачивание детской порнографии (а в трех случаях и за сексуальное насилие над ребенком). Ни один из них не подходил под стандартное описание педофила. Все семеро сообщили мне, что они предпочитали секс с взрослыми женщинами, но им наскучила обычная порнография. Пятеро из них сначала просматривали сайты с псевдодетским порно, а потом перешли на детскую порнографию (34). Это подтверждает утверждение Рассел и Перселл о том, что и для педофилов, и для не-педофилов сайты с псевдодетским порно могут «служить мостом между взрослой и детской порнографией» (34). Поскольку пока нет эмпирических исследований на эту тему, доказать это утверждение невозможно, но если Рассел и Перселл правы, а изолированные данные указывают, что это именно так, то растущая популярность такой порнографии приведет к катастрофическим последствиям с точки зрения сексуального насилия над детьми. Во-первых, будет расти спрос на настоящую детскую порнографию, а это значит, что все больше и больше детей будут подвергаться насилию ради производства такого порно, во-вторых, все больше детей будут подвергаться риску сексуального насилия со стороны мужчин, для которых порнография стала ступенью в сторону насилия.

Исследования связи между потреблением порнографии и настоящим сексом с детьми предполагают, что есть определенный процент мужчин, которые будут воплощать свои желания на настоящих детях после просмотра порно с детьми. Куайль и Тэйлор обнаружили в своем исследовании осужденных за насилие над детьми, что «для некоторых респондентов порнография является заменой настоящего насилия, в то время как других она была планом действий и стимулом к совершению преступления» (35). В то время как реальный процент потребителей детского порно, которые также совершают сексуальное насилие над детьми, варьируется в зависимости от исследования – в некоторых случаях это лишь 40%, в других 85% (36) – существующие доказательства указывают на то, что мастурбация на сексуализированные изображения детей связана с реальным насилием над детьми для значительной части мужчин. Правительственное исследование, проведенное в 2007 году среди осужденных за детскую порнографию, показало, что 85% мужчин, которые скачивали детскую порнографию, также совершали сексуальное насилие над детьми, от непристойных прикосновений до изнасилования (37). …

Помимо психологической литературы о влиянии детской порнографии на поведение и взгляды отдельных мужчин, мы знаем из исследований медиа о том, что люди конструируют реальность на основе медийной продукции, которую они потребляют. Чем более последовательной и связанной является информация, тем скорее люди будут верить в ее правдивость (39). Таким образом, образы девочек в псевдодетской порнографии не существуют в социальном вакууме, скорее они производятся и потребляются в обществе, в котором доминируют изображения женщин в качестве детей, детей в качестве взрослых, а молодые женские тела предельно сексуализируются.

За последние годы в общей культуре произошел сдвиг в отношении того, как воспринимаются девочки. Одежда для девочек копирует сексуализированную одежду для женщин до такой степени, что исследовательница коммуникаций, Мардиа Бишоп, утверждает, что «наибольшая часть одежды, доступной девочкам младшего школьного возраста в пригородном торговом центре заимствована из порноиндустрии, это то, что я называю порномода» (40). Стринги, джинсы с низкой талией, короткие юбки, топы, открывающие живот – от маленьких девочек теперь требуется быть «горячими». Крис, один из мужчин в тюрьме Коннектикута, с которыми я говорила, сказал мне, что он перестал ходить в торговые центры, потому что «я слишком возбуждаюсь, когда вижу всех этих девочек, и я не могу от них оторваться». Другой мужчина, Грег, добавляет: «Я реагирую сексуально на их одежду, они даже не понимают, что она значит». Оба они говорят про девочек младше подросткового возраста.

Культурный сдвиг к сексуализации девочек с раннего возраста неизбежно будет иметь социальные последствия. Он не только влияет на то, как девочки воспринимают сами себя, он также размывает культурные нормы, согласно которым дети – это табу для сексуального использования мужчинами. Чем больше мы разрушаем эти нормы, тем в большей степени мы помещаем девочек в категорию «женщины», а в пресыщенном порнографией мире быть женщиной значит быть сексуальным объектом для презрения, использования и насилия мужчин.