abortion

Диана Грин Фостер, исследовательница в области демографии, изучает то, как незапланированная беременность влияет на жизнь женщин. Фостер и ее коллеги в течение нескольких лет интервьюировали женщин, которые смогли прервать беременность незадолго до окончания разрешенного законом срока, обычно около 20 недель, а также женщин со схожими демографическими характеристиками, которые хотели сделать аборт, но получили отказ, чаще всего потому, что их беременность превысила срок для проведения подобной процедуры.

В США таких женщин становится все больше, так как местные законодательства принимают различные ограничения, приводящие к закрытию клиник, и поэтому обращение за абортом требует от женщин все больше времени, экономических затрат и преодоления все большего расстояния.

В интервью рассматривались вопросы физического и психического здоровья, трудовой занятости и отношений. Результаты исследования были опубликованы в 2014 году в журнале BMC Medicine. Ранее другие исследования показали, что женщины, обращающиеся за абортами, часто являются пострадавшими от насилия, в первую очередь, насилия со стороны интимного партнера – 6-22% женщин, которые решили прервать беременность, сообщали о подобном насилии. В частности, распространенные причины для аборта, о которых говорят женщины, страдающие от насилия партнера – страх того, что ребенок может пострадать от насилия, и уверенность, что они не смогут прервать отношения с партнером в случае рождения ребенка.

В данном исследовании 5% женщин сообщили о физическом насилии со стороны мужчины-партнера в течение последних шести месяцев, и 3% женщин сообщили о психологическом насилии со стороны мужчины-партнера в течение этого периода. В большинстве этих случаев насилие происходило как до, так и после наступления беременности.

Среди женщин, которые смогли сделать аборт, уровень переживаемого насилия снизился, но среди женщин, которым было отказано в аборте, этот уровень остался прежним. Причина, по словам Фостер, в том, что «невозможность сделать аборт привязывает женщин к агрессивным мужчинам, в то время как у женщин, которые сделали аборт, гораздо больше возможностей покинуть абьюзивные отношения».

Фостер отмечает, что некоторые женщины, с которыми проводились интервью, отмечали, что они не хотели, чтобы мужчина, от которого они забеременели, как-либо присутствовал в их жизни или жизни будущего ребенка, в некоторых случаях они называли в качестве причины насилие с его стороны. Однако если женщинам не удавалось прервать беременность, мужчина очень часто оставался в их жизни.

Фостер приводит в качестве примера динамику насилия в двух случаях – в одном женщина смогла прервать нежелательную беременность, во втором женщине отказали в аборте:

Алисия и Бет – женщины, которые подвергались насилию со стороны мужчины, от которого они забеременели. Алисии отказали в аборте, и она родила ребенка. На момент зачатия она считала мужчину своим бойфрендом, но шесть месяцев спустя их отношения уже не были романтичными.

Несмотря на это она все еще контактирует с ним, и через один и два года после обращения за абортом она все еще сообщала о физическом насилии со стороны этого мужчины. Она также сообщила о симптомах посттравматического стрессового расстройства, которое она связывает с нападениями этого мужчины, и с тем, что полиция временно забрала у нее ребенка.

Бет, поясняя причины аборта, сказала, что «не хотела больше никак участвовать в его [партнера] жизни». «Он каждый день подвергал меня психологическому насилию, я не хотела иметь ребенка от него». Бет и этот мужчина были помолвлены на момент зачатия. Через шесть месяцев после аборта она все еще контактировала с ним, но романтические отношения между ними закончились. Через два года после аборта она сообщила, что больше никак не контактирует с ним.

Согласно исследованиям, насилие часто приводит к таким серьезным медицинским последствиям у женщин как травмы, хронические боли, нарушения пищеварения, инфекции, передаваемые половым путем, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство. Насилие во время беременности связано с осложнениями во время родов, пониженным весом ребенка при рождении, преждевременными родами и неонатальной смертностью. Дети, которые становятся свидетелями насилия над матерью, гораздо чаще имеют эмоциональные и поведенческие проблемы, даже если сами насилию не подвергались.

Если женщины хотят прервать беременность, потому что боятся, что иначе насилие со стороны партнера продолжится или станет более тяжелым, их опасения совершенно обоснованы. «Эти страхи, к сожалению, подтверждаются реальным опытом женщин, которые не смогли сделать аборт, и которые продолжают переживать насилие. Другими словами, эти женщины были правы», — говорит Фостер.

Возможно, многим законодателям сложно понять именно это. Женщины принимают информированное решение, когда они обращаются за прерыванием беременности. Навязанный период ожидания или «консультирование» с целью оказания давления вряд ли смогут повлиять на такое решение.

Источник: Salon